Реформа имущественных налогов и налоговая нагрузка

Реформа имущественных налогов и налоговая нагрузка
ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Одним из основных тезисов реформы системы имущественных налогов было выравнивание налогообложения, приведение его к более справедливой и единообразной форме. В частности, в качестве базы для налога на имущество физических лиц принималась инвентаризационная стоимость, которая крайне редко объективно отражала реальную ценность объекта. Существовавший диапазон ставок налога в зависимости от величины инвентаризационной стоимости приводил к значительной диспропорции в величине налога для объектов сопоставимой полезности. Налог на новые объекты из-за более высокой инвентаризационной стоимости и более высокой ставки налога был существенно выше, чем на старые, и, хотя с точки зрения рынка при прочих равных новый объект чаще всего и должен стоить дороже аналогичного старого, разница инвентаризационных стоимостей зачастую намного превосходила разницу стоимостей рыночных в процентном отношении. Введение налогообложения по кадастровой стоимости должно было выровнять ситуацию, приведя налогооблагаемую базу к рыночному уровню цен и устранив имевшиеся перекосы. Ещё одной благой целью реформы было «более справедливое» налогообложение: отмечалось, что налоговая нагрузка должна перераспределиться на владельцев более дорогостоящей жилой недвижимости и владельцев доходной, коммерческой недвижимости, к которой отнесли офисную и торгово-развлекательную недвижимость (включая общественное питание и сферу услуг) и все те объекты, в которых этими функциями занято больше 20% площади. Достичь этого предполагалось, помимо прочего, и путём применения налоговых льгот по определённым типам объектов или для определённых категорий налогоплательщиков.

На практике всё обернулось повышением налоговой нагрузки, и, если даже она и стала более равномерной, есть определённые сомнения, что для большинства физических лиц даже с учётом льгот она понизилась. Так, по итогам 2016 года (а на тот момент далеко не все регионы перешли на исчисление налога на имущество физических лиц (НИФЛ) от кадастровой стоимости) совокупная налоговая база по НИФЛ увеличилась по сравнению с 2014 годом более чем в 4 раза и в дальнейшем только росла по мере проведения кадастровой оценки в оставшихся регионах.

Аналогичным образом развивалась ситуация и для бизнеса: стоимость имущества, облагаемого налогом от кадастровой стоимости, выросла, а ставки налога остались практически на прежнем уровне, что привело к росту налоговой нагрузки. Кроме того, с 2015 года организации, применяющие упрощённую систему налогообложения, владеющие объектами, базой для налогообложения которых является кадастровая стоимость, платят налог на имущество по таким объектам. Нельзя не упомянуть и проблему завышенной в отдельных случаях кадастровой стоимости, которую решить пока не удалось: только за первые два месяца 2019 года в отношении более чем 9 500 объектов собственники обращались в комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости и в отношении более чем 4 000 объектов — в суды для пересмотра величины кадастровой стоимости. При этом ещё нужно учесть, что, если только речь не идёт об исправлении ошибки в учтённых при кадастровой оценке исходных данных, процедура оспаривания требует от собственника расходов как минимум на изготовление отчёта об оценке рыночной стоимости. Значит, не для всех объектов, где кадастровая стоимость в принципе могла бы быть снижена, это экономически целесообразно — итоговая экономия на налогах может не окупить затраты. А через пару лет кадастровую стоимость определят заново, и не факт, что процедуру не придётся повторять. Впрочем, справедливости ради, нужно признать и тот факт, что не каждое обращение в комиссию или в суд обязательно означает, что кадастровая стоимость действительно по этому объекту завышена.

Назрели очередные изменения?



И вот, новая законодательная инициатива: Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Сергей Катасонов предлагает снизить предельную ставку по налогу на имущество организаций до 1,5%. Если данная инициатива будет поддержана, некоторый эффект, очевидно, будет достигнут. Однако улучшит ли это ситуацию в целом?

Недавнее послабление для бизнеса в виде отмены налога на движимое имущество должно было отчасти компенсировать выросшую нагрузку по налогу на недвижимое имущество, однако по факту растёт число споров с налоговиками о том, что следует относить к движимому имуществу, а что — к недвижимому, и эффект послабления размывается. Так же и здесь – ставка налога снизится, но задел для увеличения налогооблагаемой базы ещё велик. Утверждённые перечни объектов, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, далеко не полны, и, несомненно, будут дополняться. Кроме того, директор Департамента недвижимости Минэкономразвития Алексей Бутовецкий отмечает, что сегодня насчитывается 25 миллионов объектов, по которым у муниципалитетов нет сведений об актуальных правообладателях, а значит, и не с кого брать налог. Но уже подготовлен проект закона, дающий муниципалам права на запрос у различных органов власти актуальных данных о собственниках, чтобы это исправить.

Таким образом, пока приходится констатировать, что, хотя декларируемые меры по снижению налога на имущество и дают некоторый эффект, налоговая нагрузка в целом парадоксальным образом растёт.